Ставки на урожай. Как скажется непогода на цене хлеба, картошки и яблок?

Европа страдает от засухи и пожаров. Погибла уже треть зерновых и почти половина овощей и фруктов. «Брокколи запекается прямо на полях», — сообщают из Германии.

Чем аукнется европейская аномальная жара в России? Ждать ли нам дефицита и роста цен и каковы надежды на отечественный урожай?

Что будет с хлебом?

Природные катаклизмы повлияли и на наш урожай. Как сообщил глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев, «в связи с неблагоприятными погодными условиями режим ЧС был введён в 17 регионах страны, сумма ущерба — 8,7 млрд руб.». В Чечне, Крыму, Калмыкии, Республике Алтай, в Волгоградской и других областях чрезвычайная ситуация объявлена в связи с засухой. В Якутии, Забайкалье, Архангельской, Томской, Омской и Кемеровской обл., наоборот, из-за переувлажнения почвы. Как рассказали «АиФ» в администрации Ставропольского края, где пшеницу и ячмень уже собрали, урожай на 10% меньше прошлогоднего — учитывая засуху и нашествие саранчи, это хороший результат. Всего же, по прогнозу Минсельхоза, общие потери урожая зерновых в этом году могут составить 30 млн тонн, а валовой сбор зерна прогнозируется в пределах 100 млн тонн.

«Снижение на 30 млн тонн — это относительно прошлого года, который был рекордным за всю историю России. В 2017 г. собрали 135 млн тонн зерна, чего никогда не было ранее. Поэтому нынешние прогнозируемые 100 млн тонн — это средний показатель. Зерна с учётом высоких переходящих запасов вполне хватит как для внутренних потребностей, которые оцениваются на уровне 70 млн тонн, так и для экспорта», — говорит президент Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин. Урожай зерновых соберём меньше, зато продать его сможем дороже — на фоне неурожаев в Европе мировые цены на зерно серьёзно выросли. И экспорт уже растёт — за границу продано на 58% зерна больше, чем в прошлом году (см. инфографику). Только не уйдёт ли весь урожай за границу и не взлетят ли на фоне дорогого зерна цены на хлеб внутри страны?

«На экспорт всё зерно не уйдёт, государство контролирует и при необходимости регулирует этот процесс, — объясняет П. Скурихин. — В текущем сезоне хлеб для наших потребителей может подорожать, но экономической причиной для этого скорее станет повышение НДС и стоимости энергоносителей. Возможно, какие-то спекулянты захотят повысить цены на продукты, оправдывая свои действия ценовой конъюнктурой на зерновом рынке. Но прямой зависимости тут нет. Стоимость зерна в батоне хлеба составляет от потребительской цены около 20%. Посмотрите статистику за последние 10 лет: цены на зерно то резко падали, то росли, а цены на хлеб постоянно и плавно шли вверх».

Прошлый год был урожайным не только на пшеницу и ячмень, но и на гречиху: если раньше собирали 1 млн т, то в 2017 г. намолотили аж 1,5 млн тонн. А стране требуется 700-800 тыс. тонн. Поэтому в этом году гречихи засеяли на треть меньше, отдав площади под подсолнечник и другие культуры. По мнению экспертов, учитывая запасы и прогнозируемый урожай в 1 млн тонн, цены на гречку в магазинах не должны расти.

 

Подорожают ли овощи?

В отличие от зерновых, которые являются нашими главными экспортными культурами, с овощами мы Европе не поможем. И заработать на них не получится.

«Урожай плодов и овощей прогнозируется больше прошлогоднего. Но в целом у нас слишком небольшие объёмы, чтобы поставлять их на экспорт. По многим культурам сами себя обеспечить не можем, — говорит руководитель аналитического отдела Национального плодоовощного союза Кирилл Лашин. — Почти полностью (90-95%) покрываем потребность только в овощах борщевого набора: белокочанной капусте, свёкле, репчатом луке, моркови. Тепличными огурцами обеспечиваем себя на 85%, томатами — на 40%. С плодами и фруктами ситуация хуже — выращиваем лишь 25-30% от потребности. Импортозависимость от яблок 50%».

Что же будет с ценами на овощи и фрукты в нынешней ситуации? «Цены будут расти, — прогнозирует К. Лашин. — Электроэнергия подорожала, НДС увеличат, горючее выросло в цене в разгар уборочной. Курс рубля тоже влияет. Подорожал доллар — тут же переписали ценники на импортную сельхозтехнику».

На цены может повлиять ещё один фактор. Официально овощи и фрукты из Европы к нам не поступают — действует продуктовое эмбарго. «Но продукция идёт по серым схемам, становясь белорусской, молдавской или азербайджанской, — говорит гендиректор портала FruitNews Ирина Козий. — Это видят таможенная служба, Россельхознадзор, пытаются бороться. Но факт остаётся фактом: если серые каналы закроются (в том числе из-за неурожая), наш рынок сильно сократится и цены пойдут вверх».

Сколько картошки накопаем?

«В мае была засуха, потом стали заливать дожди. Фитофтора сильно повредила картофель, но из-за воды на полях обработать его не смогли, так что хорошего урожая не ждём», — делится с «АиФ» фермер-картофелевод из Смоленской обл. Александр Дацкевич. Впрочем, ситуация с погодными условиями по регионам отличается, к тому же собрано пока всего 6% картофеля.

«В целом прогнозы на урожай неплохие. Должны собрать 20 млн тонн, из них 7 — агрокомплексы и фермеры, 13 — ЛПХ (личные подсобные хозяйства). А потребность в еде на уровне 12-13 млн тонн (по норме 80 кг на каждого гражданина за год). Это значит, останется и на производство картофелепродуктов, и на экспорт, который идёт в основном в страны СНГ, — говорит исполнительный директор Картофельного союза Алексей Красильников. — Цены на отечественный столовый картофель будут на уровне прошлогодних. А вот импортные продукты из картофеля, учитывая ситуацию в Европе, могут подорожать. Из стран ЕС мы обычно завозили 100 тыс. тонн в год замороженного картофеля фри для общепита и 12 тыс. тонн чипсов. Впрочем, рынок меняется и по другой причине. В апреле этого года в Липецкой обл. запустили большой завод по производству замороженного картофеля фри с мощностью 200 тыс. тонн, так что этим продуктом сами себя обеспечим. Чипсы тоже делаем сами и экспортируем. Надо ещё увеличить производство отечественного семенного материала. Пока мы зависим от европейских семян, а значит, есть опасность, что в связи с неурожаями Голландия и Германия не смогут выполнить наши заявки и семенной картофель будет дороже.

Есть ещё одна угроза отечественному картофелеводству, которую выявила сельхозперепись. Если раньше соотношение товарного (произведённого в агрокомплексах и фермерами) и личного картофеля было 90% к 10%, то сейчас 70% к 30%. Да, посадки в товарном секторе с каждым годом увеличиваются: если в 2003 г. было собрано 2,3 млн тонн картофеля, в этом году ожидается уже 7 млн тонн. В нынешнем сезоне агрохолдинги и фермеры посадили на 9 тыс. га больше. Надо продолжать эту тенденцию. По данным сельхозпереписи, за последние годы площади личных хозяйств сократились на 699 тыс. га. В 90-е гг. люди выживали за счёт огородов, а сейчас многие забросили свои поля. Картофель стал доступнее, да и молодёжь не хочет копаться в земле».

Кстати, отказываться от хозяйства людей вынуждают и некоторые решения властей. Запретили продавать картошку, если она выращена из своих семян. Теперь на подходе законопроект, который осенью рассмотрит ГД: предлагается приравнять владение ЛПХ к предпринимательству. Авторы проекта хотят дать регионам право пополнять местные бюджеты за счёт налогов от крестьян. Но не бросят ли крестьяне свои огороды после таких новаций? И не будем ли мы есть одну египетскую картошку, которая в этом году и так заполонила все супермаркеты, не давая пробиться на полки ранним клубням, выросшим у нас?

Источник: http://www.aif.ru/money/market/stavki_na_urozhay_kak_skazhetsya_nepogoda_na_cene_hleba_kartoshki_i_yablok 

Файл: Файл не загружен