И снова - о проблемах...

Посмотрела недавно утреннюю передачу на одном из федеральных каналов и испытала шок от услышанного. Оказывается, сегодня у российских фермеров огромная головная боль – в закромах нашей Родины нет семян самых привычных и любимых всеми нами овощей: картофеля, моркови, свеклы, капусты и прочей огородной «безделицы». 

Нет семян в семенном фонде! Надо было видеть лица ведущих, когда они услышали это от руководителя аппарата Союза участников рынка картофеля и овощей Татьяны Губиной. Более 80 процентов семян на российском рынке импортные. Мы закупаем, выращиваем и употребляем не свою родную картошку, как думают многие, как думала и я до недавнего времени, а заграничную. Семена картофеля, моркови, свеклы, в частности, закупаются в Германии и Нидерландах. И это в некогда аграрной державе, в которой была своя мощная, развитая селекционно-семеноводческая отрасль. 

Как сообщает ВГТРК «Россия», сейчас в Приморском крае морковь из ЮАР продается по цене 2,5 тыс. руб./кг, на Камчатке китайский репчатый лук - 750 руб./кг, иранские огурцы – 1000 руб., азербайджанские помидоры – более 1000 рублей 

Причем в России началом развития научной селекции считается 1903 — год организации Д.Л. Рудзинским при Московском сельскохозяйственном институте селекционной станции, на которой были выведены первые в стране сорта зерновых культур и льна. Больших успехов достигла селекция после Октябрьской революции 1917 года. Уже в 1921-м был подписан за подписью В.И. Ленина декрет Совета народных комиссаров «О семеноводстве». Ненавидимые сегодня реформаторами комиссары уже тогда, почти сто лет назад, понимали, что надо есть свой хлеб и свою картошку, иметь свои семена, а не ходить с протянутой рукой по Европе. Не унижаться и не попрошайничать, а главное - не зависеть ни то кого в вопросах продовольствия. На заре советской власти закладывались основы единой централизованной государственной системы селекционно-семеноводческой работы в нашей стране. Так, знаменитый всероссийский институт растениеводства им. Н.И. Вавилова (ВИР) был основан уже в 1921 году. Он известен своей уникальной коллекцией – свыше 350 тыс. образцов культурных и дикорастущих растений. В годы войны и блокады Ленинграда из всего селекционного фонда не было тронуто ни единого зернышка риса или картофельного клубня. 28 сотрудников института умерли от голода, но сохранили материалы, способные помочь послевоенному восстановлению сельского хозяйства. 

Среднегодовой импорт в СССР крупы, муки и зерна из США и Канады за время Великой Отечественной войны составил (в пересчете на зерно) 0,5 млн т, что равнялось лишь 2,8% среднегодовой заготовки зерна в СССР. (Советская экономика в период ВОВ. 1941—1945, с. 259, 260; История второй мировой войны. 1939—1945, т. 8. М., 1977, с. 361)

Результаты исследований и работ советских ученых-селекционеров были столь высоки, что их методы были взяты на вооружение селекционерами из США, Канады, Швеции и позволили зарубежным ученым добиться больших успехов. 
С конца 1991 г. после разрушения СССР общесоюзная система селекционного семеноводства фактически прекратила свое существование. После начала рыночных реформ Россия, бывшая аграрная мировая держава, вообще не экспортировала ни килограмма генетического материала растительного происхождения!
Я помню, в Омске при сельхозинституте (ныне – аграрный университет им. Столыпина) действовало опытно-производственное хозяйство «Омское», еще в начале нулевых. Порылась в интернете и нашла следующую информацию: «Государственное унитарное сельскохозяйственное предприятие опытно-производственное хозяйство «Омское» Сибирского отделения Российской академии сельскохозяйственных наук. Компания в настоящее время ликвидирована! Дата ликвидации организации: 31 июля 2011 года» (дословно). 
Западные санкции обнажили множество проблем в российской экономике. Они же наглядно продемонстрировали, что в результате всех реформ и безграмотных экспериментов гайдаров и чубайсов в стране более всего пострадало сельское хозяйство. Его попросту пустили под нож. Загубили и отрасль сельхозтехники. Но это вообще отдельная тема. Сейчас же о защите продукции сельского хозяйства впору не говорить - в набат бить надо. Вопрос продовольствия – вопрос национальной безопасности. А у нас в перестройку сотни тысяч гектаров полей сорняком заросли, пущены на распыл мощные агрокомплексы, разорена российская деревня. Единичные фермеры сегодня не накормят страну и уже тем паче не смогут развивать селекцию и семеноводство. Да это и не их задача, это наукоемкая и финансово затратная отрасль, которую обязано поддерживать государство. Даже если сейчас восстановить селекционную школу - получить свои гибридные семена мы сможем не ранее чем через 5-8 лет, это при самом благоприятном прогнозе. 
Как отметил в интервью «АиФ. На даче» руководитель группы компаний «Гавриш», доктор с.-х. наук, профессор Сергей Гавриш, «чтобы сделать гибрид, нужно иметь мозги, школу селекционную, а они все рухнули. Гибридные сорта делаются 5-7 лет, при этом опыт и школу нужно нарабатывать десятилетиями. Чтобы гибриды выдавать рынку каждый год, надо маховик сначала этот раскрутить, для этого надо думать категориями 10-15 лет. У нас такими категориями пока никто не думает - ни чиновники, ни бизнес». Можно, конечно, выдохнуть и сказать: слава Богу, теперь задумались. Но не поздно ли? Ведь сев не за горами, а в семенных закромах мышь повесилась. Одна надежда на Господа Бога, не случайно, видать, в годы перестройки на автострадах выставили кресты с воззванием: «Господи! Спаси и сохрани Россию!». Такого разорения она не знала даже в годы Великой Отечественной и в послевоенную разруху. 

http://ugra-news.ru/article/7849 

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 


109147, Москва, Марксистская улица, дом 22, строение 1
Телефон:8 (495) 670-7006
Электронная почта: info@WeLikePotato.ru