Уничтожат ли воронежский картофель семена-терминаторы, болезни и ГМО?

 

Уничтожат ли воронежский картофель семена-терминаторы, болезни и ГМО?

Статистика утверждает: воронежцы стали меньше есть картофеля

Так почему поменялись наши вкусы? Предпочитаем другую пищу, или нам просто перестал нравиться продукт, который всё чаще попадает к нам из Израиля и Египта?

Импорт лучше?

Под личные подсобные хозяйства воронежцев занято 91,6 тыс. га земли, и ещё недавно картофель был постоянным «жителем» на всех огородах. Теперь мы больше приучаемся покупать, чем выращивать. И большинство дачников и даже многие крестьяне с картофелем предпочитают «не связываться». Тем более, что его урожайность в Воронежской области достигает 1 млн 200 тонн. Этого вполне достаточно, чтобы вообще не ввозить к нам ничью картошку, а довольствоваться только своей. Но тут включаются законы рынка, а они зачастую работают не в пользу отечественного производителя. В итоге росту доходов радуются не наши аграрии, а крупные страны – поставщики картофеля – Египет, Голландия и Литва.

– В 2012 году на картошке многие разорились, – сетует  Марина Ермакова, руководитель сельхозпредприятия. – Из-за засухи предыдущих лет цены на картофель взлетели. Аграрии решили, что это дело выгодное, и произвели клубней столько, что получился избыток. А тут ещё Белоруссия ввезла картошку по низкой цене, и мы вовсе оказались неконкурентоспособны. Их цена была даже ниже нашей себестоимости.

Почему? Производство картофеля, по словам фермеров, в Воронежской области обходится гораздо дороже, чем в той же Белоруссии. Погодные условия там таковы, что этот овощ легко выращивать без оросительных систем. А это существенно снижает себестоимость продукции. В нашем же регионе без полива никак. И порой он влетает в копеечку – порядка 100 тыс. руб. на га.

Ещё одна головная боль любого производителя – сельхозтехника, потому как потратить несколько миллионов на приобретение собственных машин может не каждый. Добавьте сюда картофелехранилища. Цена их покупки варьируется от 5 до нескольких десятков миллионов рублей.

Ставки по кредитам аграриев тоже не радуют. К примеру, в Воронеже они в среднем составляют от 14% годовых, в то время как в той же Голландии – одной из стран – лидеров по выращиванию «второго хлеба» – не выше 4,5% годовых.

Не вышли в лидеры

Осень этого года стала настоящим испытанием для картофелеводов. Весь сентябрь уборке картошки мешали проливные дожди. А чуть высохли лужи – грянули ночные заморозки.

– Вода стояла в поле целый месяц. Картофель просто задыхался! Он выпускал белые устьица, чтобы получить хоть немного кислорода! Гнил ещё в земле! – с болью рассказывает фермер Юрий Попов.

 

Надежда осталась только на поздние сорта. Впрочем, за все потери в итоге придётся расплачиваться потребителю. Тем более что фермеры, помня недавний обвал цен, в этом году посадили картошки вдвое меньше. Теперь её цена грозит так же вдвое взлететь.

За пару десятилетий воронежское картофелеводство изменилось до неузнаваемости. Советская экономика по отношению к картошке была фантастически расточительна: до кухни доходило всего 20% урожая. В 90–е всё перевернулось. Крупные предприятия практически перестали заниматься картофелем, и он стал культурой фермеров и дачников. Постепенно стало казаться, что ситуация налаживается. Созрела даже смелая идея сделать Воронежскую область одним из лидеров отрасли. Казалось, для этого есть всё. А тут ещё потребители в один голос утверждают: воронежская картошка самая вкусная.

Неудивительно, что в 2005 году канадская фирма «МакКейн» собралась построить у нас завод по переработке картофеля для  «Макдональдса». Потенциальные инвесторы решили испытать возможности воронежских чернозёмов. Юрию Попову, главе бывшего некоммерческого партнёрства «Воронежский картофель и овощи», тогда вручили столыпинскую премию: с одного гектара он получил 102 тонны (!) –чуть не национальный рекорд. Чтобы действовать сообща, была создана воронежская ассоциация картофелеводов.

Но выращивать у нас картошку отнюдь не просто. Голландские комбайны, рассчитанные на европейские пески и суглинки, приходится переделывать под наши чернозёмы. А ведь одна такая машина стоит около 6,5 млн рублей. Так что главной по картошке наша область так и не стала.

Терминаторы атакуют

– Региональное руководство считает, что картофель для Воронежской области неактуален, –говорит Юрий Попов. – Нам нужно мясное и молочное животноводство и больше ничего.

Канадцы тоже отказались от первоначальной идеи и построили завод в Китае. Несколько лет действовала областная программа развития картофелеводства, но в конце концов поддержка практически сошла на нет.

Сейчас воронежским картофелем с удовольствием лакомятся в Ростове, Волгограде и Краснодаре. А вот в свои сетевые магазины местным фермерам не пробиться. В итоге мы едим безвкусную брянскую картошку да белорусскую бульбу, которой, говорят, даже скотина у нас брезгует. Но конкуренты, на радость сетевикам, отчаянно демпингуют: союзная республика своего производителя поддерживает не в пример щедрее. В то же время многие воронежские фермеры ещё не расплатились по кредитам трёхлетней давности. А тут ещё и подарок от Роспотребнадзора.

– В России нет хороших семян, а поставку семенного картофеля из Европы запретили, мол, есть опасность завезти вредителей, – грустит Юрий Попов. – Я покупаю отечественную элиту, но и она на 15% заражена вирусами!

– В нашей стране селекция ощутимо страдает, – соглашается Марина Ермакова, – в отечественных семенах то и дело попадаются самые разные вредители и инфекции. Отечественные сорта малоустойчивы к болезням, в отличие, к примеру, от тех же голландских. Как ни печально для наших селекционеров, но импортный семенной материал гораздо лучше российского.

Фермеров можно понять: для них разведение картофеля – прежде всего бизнес. И чем продуктивнее производство – тем лучше. Но не рискуем ли мы в погоне за количеством потерять в качестве? И не следует ли власть имущим поддержать отечественное семеноводство, которое в последние годы находится в глубоком кризисе?! Ведь вместе с зарубежными сортами к нам действительно пришли новые болезни, о которых наши специалисты часто даже не знают, и по сравнению с которыми даже ГМО – детские страшилки.

Мнение:

Владимир Шевченко, профессор ВГАУ

- Действительно, урожайность импортной картошки гораздо выше. В своё время мы испытывали около 20 канадских и голландских сортов. Без полива мы получили 300, 400, 500 и даже больше центнеров с гектара. Для наших же сортов и 100 центнеров - высокий результат. К тому же отечественная селекция практически прекратилась. Сегодня картофелеводство зиждется в основном на чужих сортах. Так же, как и ячмень, кукуруза, подсолнечник, свёкла. Нас не закабалили разве что по озимой пшенице. И то только потому, что её западные сорта не устойчивы к зиме. Каждые 3-4 года природа-матушка проводит ревизию: посевы вымерзают, и вновь ставится вопрос об отечественных сортах.

В Европе проблем не меньше?

?Ханспетер Рикли, агроном:

- В последние 15 лет в России была хорошая цена на картофель, во всяком случае, до 2010 года, потому что его просто не хватало. В Европе же рынок насыщен картошкой, и цена на неё ниже. Там господдержка, конечно, на очень высоком уровне, но проблем у аграриев от этого не меньше. Российская господдержка не такая широкая, но её нельзя назвать безграмотной. Беда аграриев по всему миру заключается в колебаниях цен. Если картофеля много - цена плохая, если мало - хорошая. Правильной господдержка  будет в том случае, если государство сумеет смягчить эти колебания. Пока этого нет.

Большой проблемой, на мой взгляд, становится сельскохозяйственная техника. В России она очень дорогая, и далеко не каждый фермер может её купить - она доступна только большим фирмам. При этом здесь очень трудно выбиться из мелкого предприятия в крупное, так как слишком высоки риски. И пока в России сельское хозяйство работает почти вручную, будущего у него нет. Впрочем, ещё несколько лет назад ситуация была гораздо хуже.  

Где грамотные кадры?

Николай Слаук, руководитель сельскохозяйственного предприятия «Нива»:

– Проблем в картофелеводстве не счесть. В первую очередь отсутствует грамотная господдержка, в том числе от неблагоприятных факторов рыночных отношений. Мало того, что у нас в определённые годы бывает перепроизводство картофеля, к нам позволяют поставлять его из других стран. Белоруссия откровенно «греет» на нас руки. В рамках таможенного союза она может ввозить к нам свою картошку по очень низкой цене. И это выгодно только Белоруссии.

Выращивание картофеля требует не только много вложений и господдержки, но и грамотных кадров, которых у нас нет уже много лет. Раньше в агроуниверситет шло учиться 100 человек, и через 5 лет вся эта сотня приходила работать. Сейчас зачисляют в университет даже тех, кому лень туда ходить. В итоге в село идёт работать 1 человек вместо 100. В некоторых районах последний агроном появился лет 15 назад. Это и есть корень проблем. Если в других странах давно есть агрономические центры, то у нас даже агрономов можно по пальцам пересчитать. Мы жалуемся на то, что Голландия ввозит семенной картофель. Но чего же ещё ожидать, если у нас селекция 20 лет стояла на месте, а у них активно развивалась и выбилась в мировые лидеры.

Историческая справка

“Чёртово яблоко» на каждый стол”

 С картофелем Воронежская губерния познакомилась в эпоху Екатерины II. По велению государыни клубни и наставления по выращиванию новой культуры были разосланы в разные края империи. Но затея провалилась: народ упорно не желал сажать иноземный овощ, называя его не иначе, как «чёртовым яблоком». В 30-40-х годах XIX века Николай I попытался заставить сажать картошку насильно. Воронежские мужики, как и крестьяне других губерний, ответили картофельными бунтами, которые были жестоко подавлены войсками. Как отмечает краевед Борис Фирсов, даже в начале прошлого века в Воронежской губернии картофель не был широко распространён и не считался ценной культурой. В основном он использовался кустарными винокурнями, да и то не всеми: алкоголь всё же предпочитали получать из пшеницы. Были предприятия, использовавшие картофель в крахмально-паточном производстве. Крестьяне иногда пекли картошку в мундирах, добавляли в суп. Но в основном ели хлеб, крупы и капусту. Ну и, конечно же, репу, которая оставалась любимым овощем вплоть до Великой Отечественной войны. Так что «вторым хлебом» воронежца картошка стала лишь в советскую эпоху. Кстати, на первых порах её использовали как сырьё для производства синтетического каучука и потому стали активнее выращивать. Возможно, именно тогда картошка и заняла достойное место на воронежском столе.

 

Кстати, генно-модифицированную картошку в области почти не выращивают. А вот так называемые сорта-терминаторы –уже вовсю. Генетики не случайно позаимствовали название из кровавого голливудского боевика. Терминаторов вывели, чтобы «защитить корпорации от недобросовестных фермеров». ДНК таких растений программируется на убийство собственного зародыша. Вечный цикл зерно-растение-зерно разрушается, и население развивающихся стран ставится в полную зависимость от семеноводческих корпораций. А против такого способа порабощения бессилен даже ракетно-ядерный щит.

22:04 27/10/2013 

Юрий ГОЛУБЬ, Ольга МИРОШНИКОВА  Статья из газеты:  Аиф-Черноземье  

 

Как сообщили в Департаменте аграрной политики Воронежской области, картофелеводство как отрасль может быть высокорентабельным. Прибыльное картофелеводство подразумевает возможность использования высококачественного семенного материала, современного оборудования и новых технологий. Несмотря на общую убыточность отрасли в 2012 году, в крупных сельскохозяйственных предприятиях области рентабельность картофеля доходила до 96,5%. Выращиванием этой культуры успешно занимаются не только предприятия, но и крестьянско-фермерские хозяйства, общие площади которых в регионе достигают 4,3 тыс. га. Стимулируют развитие картофелеводства и меры государственной помощи. Областной бюджет поддерживает семеноводство. Существуют и другие меры государственной поддержки, в частности - компенсация части затрат по страхованию урожая и на оплату процентов по кредитам.

 

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.