Станет ли картошка деликатесом в 2018 году?

Холодная весна и дождливое лето прошлого года ударили по картошке. Поползли слухи о дефиците, которые подогрели появившиеся в СМИ данные о падении запасов «второго хлеба» ниже уровня продовольственной безопасности. Если основания для паники? Рассказывает исполнительный директор Картофельного союза Алексей Красильников.


Хватит ли картошки?

– Рост цен мы отмечаем. Другой вопрос – где, насколько и почему. Росстат говорит о 24% роста. Но необходимо вспомнить, что самый пик оптово-отпускных цен пришелся на вторую неделю июня – около 40 рублей за кило, минимальная цена уже на третьей неделе августа установилась на уровне около 10 рублей. В коридоре 10-12 рублей цены находились до Нового года, в первую неделю января выросли в среднем до 13 рублей. Да, это рубля на два дороже, чем в прошлом году на отчетную дату, но насколько критичен такой рост для населения? Кажется, что 25-процентный рост это много, а на самом деле цены выросли на рубль-полтора.

Цены на картофель в 2018 году по умолчанию будут расти. В октябре мы заложили картофель в хранилища. Хранение требует затрат по поддержанию микроклимата (температуры, влажности), аренде, энергетике. Зимой для перевозок используется дорогостоящий термотранспорт. Это все закладывается в цену, которая будет повышаться до четвертой недели мая – середины июня, периода, на который традиционно приходится ценовой пик. После этого начнутся поставки раннего картофеля из наших южных регионов – Астрахани, Краснодара, Ростова, – и пойдет снижение.

Урожай 2017 года не намного ниже, чем в 2016-м, но его качество хуже по ряду причин: поздние посадки, меньший срок вегетации, в ряде регионов была чрезвычайная ситуация по осадкам. Северо-Запад, особенно Калининградская область, сильно пострадал. Ленобласти еще немного повезло, чего нельзя сказать о ряде других областей – Костромской, Ярославской, Псковской, Ивановской, Вологодской, Новгородской.

В целом объем высококачественного картофеля однозначно меньше, это будет провоцировать дополнительный, ускоренный рост цены, но глобального ценового аномального прогноза мы не делаем. Это не засуха 2010 года, после которой год стартовал с 28 рублей за кило.

Полагаю, может повториться сценарий 2017 года, и нас, сельхозников, это не радует. На начало прошлого года цена держалась на уровне 10 рублей до марта, а потом начала повышаться. Первый пик пришелся уже на третью неделю апреля – 28 рублей за кило, и далее – до 42-х рублей в июне. Ситуация не из ряда вон выходящая. Подобная ей была в первом полугодии 2014 года, когда тоже довольно рано стартовала цена.

 

Каким будет импорт?

Какой пик сложится в июне 2018 года, никто вам не скажет. Если даже валютный курс никуда не скакнет, сложно спрогнозировать, в каком объеме будет присутствовать импорт. Мы предполагаем, что он будет не меньше, чем в начале 2016 и 2017 годов. По данным ФТС, импорт столового картофеля за прошлый год составил 772 тысячи тонн, но, если их разложить по странам, то внезапно окажется, что у нас резко скакнула Беларусь. Причем во втором полугодии. С 2014 года поставки столового картофеля из Беларуси фиксировались на уровне 19-28 тысяч тонн и вдруг – 283! Импорт только по Беларуси может дорасти до полумиллиона, может быть, даже до 600 тысяч тонн картофеля. Причина в том, что, если раньше картофель из Беларуси проходил «всерую», то последние действия Россельхознадзора, белорусских коллег и таможни привели к тому, что весь этот объем вышел в светлую зону.

Вырос и импорт из Египта, на который в прошлом году пришлась половина ввезенного в нашу страну картофеля. Египетский импорт вернется на позиции 2014-2015 годов: 308 тысяч тонн, 275 тысяч тонн. В сезоне 2016 года в России был рекордный урожай картофеля – соответственно, импорт из Египта просел до минимального показателя – 133 тысяч тонн. Если не брать белорусские объемы, а говорить только о дальнем импорте, то, наверное, он будет на уровне от 400 тысяч до полумиллиона тонн.

Продовольственная безопасность в опасности?

Счетная палата опубликовала  неоднозначные и негативные выводы (о том, что Россия обеспечена картошкой на 90,7% при необходимой норме для поддержания продовольственной безопасности в 95% – прим. ред.), но Картофельный союз уже давно говорил о том, что эта статистика не отвечает действительности. Никаких 98% картофеля, производимого в ЛПХ (личных подсобных хозяйствах – прим. ред.), нет. Мы говорим чиновникам: «Зачем вы в доктрине продовольственной безопасности учитываете продукт, произведенный в ЛПХ? Во-первых, вы не можете его подсчитать, а во-вторых, не можете на него повлиять». Население, которое традиционно занималось выращиванием картофеля, сокращается. Молодежь не загонишь на огороды. Она привыкает в течение года покупать в торговых сетях либо поздний картофель, либо ранний, в зависимости от кошелька и вкусовых предпочтений.

У нас в России 146 млн жителей. Среднедушевое потребление картофеля – не более 80 килограммов в год. Перемножаем, получаем, только для еды – не более 12 млн тонн. Добавим сюда объем семенного фонда, импорта, переработки. Получаем реальный фонд картофеля не 32-33 млн тонн, как заявляют чиновники, а около 22 млн тонн.

Возьмем среднюю цену картофеля, даже в магазине – 30 рублей за кило. Перемножаем на среднедушевой объем потребления. Получается, наш средний житель должен заплатить 200 рублей в месяц или в 2400 рублей в год. Я думаю, это не критично для любого кошелька. Так что никто не пострадает, и без картошки не останемся.

http://xn--b1ae2adf4f.xn--p1ai/article/45984-stanet-li-kartoshka-delikatesom-v-2018-godu-.html