Россия садится на крупу и картофель. Покупатели все чаще экономят на продовольствии

Тенденции в настроении потребителей говорят о том, что люди привыкли жить в условиях кризиса, к такому выводу пришла исследовательская компания GfK, проанализировав поведение покупателей. Поскольку макроэкономическая ситуация в стране не улучшается и реальные доходы по-прежнему сокращаются, то продолжают работать стратегии экономии, в том числе на продуктах питания, поиска более дешевых товаров и мест их продажи. И если в денежном выражении, по прогнозу GfK, объем рынка продовольствия в этом году вырастет на 6,4%, то в натуральном — маловероятно: с июля 2015-го по август 2016-го потребление уменьшилось на 0,1%.

Поскольку человек не может совсем отказаться от продуктов питания, показатели потребления по основным видам продовольствия относительно стабильны. При этом происходит перераспределение объемов продаж между разными ценовыми сегментами, товарами-субститутами или брендами внутри отдельной категории или в смежных. «В последние два года, когда покупательная способность падала, мы наблюдали, что потребители изменили стратегию покупок, — рассказывает директор ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков. — Они покупают меньше, но чаще — для равномерного распределения финансовых трат. Увеличился трафик в магазинах «у дома» типа дискаунтер, также потребители стали больше следить за скидками, обращать внимание на промоакции».

При этом структура потребления не претерпела существенных изменений: состав пищевых веществ и структура энергетической ценности по основным группам продуктов питания за последние пять лет менялись в пределах статистической погрешности, обращает внимание директор практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора КПМГ в России и СНГ Илья Строкин. А вот усредненная продуктовая корзина подорожала с 4 тыс. руб. на человека в месяц в 2012 году до 5,45 тыс. руб. в 2015-м. Доля расходов на покупку продовольствия у домашних хозяйств за это время выросла с 28,1% до 32%.

Также увеличилась доля продовольствия в общем объеме розничной торговли — с 46,7% до 48,7%, хотя это не значит, что люди стали больше потреблять или покупают более дорогие продукты питания. Наоборот, из-за снижения реальных располагаемых доходов население постепенно переходит на более дешевые категории. Так, потребление овощей увеличивается за счет наиболее доступной продукции, в частности «борщевого набора» — картофеля, моркови, лука, свеклы, капусты. «В течение года мы наблюдаем, что оптовые цены на них держатся на уровне прошлого года или ниже», — отмечает Востриков.

Потребление хлебных продуктов (хлебобулочные и макаронные изделия, крупы, бобовые), сахара, растительного масла, яиц с точки зрения балансового подхода (общий объем продукции на внутреннем рынке в расчете на душу населения), согласно Росстату, практически не менялось за прошедшие пять лет. «Это товары постоянного потребления, спрос на них относительно стабилен, — комментирует гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев. — Кроме того, по ним мы достигли практически 100% или полного обеспечения за счет внутреннего производства». По всем этим видам продовольствия показатели потребления по итогам прошлого года были на 3,5−62% выше норм, рекомендованных Минздравом.

Объем потребления социально значимых товаров — картофеля, хлебной и молочной продукции и др. — напрямую связан с урожайностью и уровнем самообеспеченности, соглашается руководитель проектов практики АПК консалтинговой группы «НЭО Центр» Екатерина Михалева. Например, валовой сбор картофеля в стране в прошлом году превысил 33,6 млн т — на 2,1 млн т больше, чем в 2014-м. Это привело к снижению цены и увеличению доступности продукции, в итоге потребление, которое держалось на уровне 111 кг/чел. в 2012—2014 годах, возросло до 112 кг/чел. Правда, доля товарной продукции почти не изменилась, составив 25,6% против 25% в 2014 году. «Я скептически отношусь к балансовым расчетам, когда речь идет о сравнении динамики по годам, особенно в категории фруктов и овощей: большой урожай — и сразу потребление вырастает на несколько килограммов, — комментирует начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. — На мой взгляд, увеличение урожая, скорее, провоцирует рост экспорта (включая теневой), потерь или запасов».

Если оценивать динамику потребления исходя из балансового подхода, то видно, что основное падение в прошедшие два года произошло в молочном сегменте. Основная причина — уменьшение объема рынка: импорт сократился на фоне действия продэмбарго и девальвации рубля, а заместить выпавший объем за счет внутреннего производства не удалось, говорит эксперт Аналитического центра при правительстве России Елена Разумова.

Уменьшение потребления молока и молочных продуктов по итогам 2014−2015 годов было ожидаемым, в перспективе с запуском новых производств и наращиванием мощностей по переработке показатели в этом секторе будут расти, уверена Михалева. По словам исполнительного директора Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артема Белова, доля молочной продукции в стоимостной структуре продовольственной корзины в различных регионах составляет 20−30%. При этом, если в 1990 году средний уровень потребления составлял 387 кг/чел., то к 2015-му этот показатель снизился до 235 кг/чел. (по Росстату — 239 кг/чел.).

В прошлом году, по оценкам «Союзмолоко» и аналитического центра MilkNews, на 0,7% увеличилось потребление цельномолочной продукции, хотя спрос на отдельные виды кисломолочных продуктов снижался: например, потребление йогуртов уменьшилось на 3,6%, кефира — на 1,3%. Питьевого молока стали покупать на 0,8% меньше. Потребление более дорогой молочной продукции — сыров и сливочного масла — сократилось на 4,4% и 3,2%. Такой результат был вполне закономерным, комментирует Белов: в 2015 году питьевое молоко подорожало на 8−8,7%, кисломолочная продукция — на 9,8%, сливочное масло — на 11,2%, сыры — на 7,7%.

Спрос в секторе серьезно зависит от покупательной способности населения: увеличение реальных располагаемых доходов сопровождается ростом популярности более дорогостоящих молокоемких продуктов (сыры, сливочное масло) и продукции с более сложным технологическим циклом (йогурт, кефир, ряженка, функциональные напитки). А вот потребление питьевого молока меньше коррелирует с динамикой доходов и, как правило, сохраняется на одном и том же уровне. Кроме того, рынок молочной продукции в целом подвержен сезонным колебаниям: спрос увеличивается зимой и сокращается летом.

Покупательная способность населения начала снижаться в 2014 году, когда на среднемесячный денежный доход потребитель мог позволить себе купить не 631 л питьевого молока, как в 2013-м, а только 570 л, а сливочного масла — 82 кг вместо 94 кг, напоминает Белов. В 2015-м ситуация усугубилась: на среднемесячный заработок среднестатистический россиянин мог купить уже только 561 л молока или 78 кг масла.

В 2016-м спрос на молочную продукцию начал восстанавливаться, однако немаловажную роль в этом сыграло увеличение импорта, говорит Белов: в первом квартале он вырос на 25% впервые после введения продэмбарго. За первые полгода ввоз молочной продукции составил почти 3 млн т, следует из данных ФТС. При этом доля импорта в товарных ресурсах сыра повысилась с 22,5% в январе-июне 2015-го до 24,2% за тот же период в этом году, сухого молока и сливок — с 58% до 60,2%. Производство молочной продукции, согласно Росстату, за девять месяцев в среднем осталось на уровне прошлого года: значительнее всего — на 2,9% — возрос выпуск цельномолочной продукции (кроме творога и сметаны), однако по сливочному маслу показатель снизился на 6,3% к аналогичному периоду 2015 года. В итоге средний общий прирост в секторе был на уровне 0,1%.

Дефицит товарного молока-сырья в прошлом году «Союзмолоко» оценивало в 7 млн т. Учитывая прогнозы производства на 2016-й, показатель существенно не улучшится, поэтому объем рынка молочной продукции, очевидно, останется на прежнем уровне или незначительно прибавит за счет импорта. При этом доступность товаров этого сегмента для населения вряд ли станет выше. Согласно Росстату, за первые девять месяцев этого года молоко и молочная продукция подорожали на 7,4% к аналогичному периоду 2015-го, тогда как реальные располагаемые доходы за это время сократились на 5,3%.

В мясном сегменте сокращение потребления в большей степени связано со снижением доходов населения и переключением на более дешевые виды продовольствия — картофель, овощи, хлебные продукты, полагает Разумова. Потребление мяса, достигнув рекордных 75 кг/чел. в 2013-м, уменьшилось, согласно Росстату, до 73 кг/чел в прошлом году. По расчетам Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), падение было более существенным: с 75,4 кг три года назад до 71,8 кг/чел. в 2015-м. Эксперт ИКАРДаниил Хотько объясняет это не только ухудшением материального положения людей, но и уменьшением емкости внутреннего рынка после введения ограничений на ввоз свинины из-за распространения АЧС в Европе в начале 2014 года, а затем — продовольственного эмбарго. «Вопрос объема потребления в 2016-м пока открыт, но скорее всего, показатель сохранится на уровне 2015-го, — комментирует Хотько. — Емкость рынка по итогам года увеличится примерно на 0,3% до 10,7 млн т, но растет и численность населения, поэтому динамика потребления будет нулевой». По его словам, этот год стал «локальным минимумом» и со следующего можно ожидать постепенного восстановления спроса на мясо и роста его потребления.

В перспективе пяти-десяти лет можно говорить об уровне в 73−73,5 кг/чел., хотя не стоит исключать и возврат к 75 кг/чел., если доходы станут активно расти, а цены на продукцию не будут подвержены значительной инфляции. «С биологической точки зрения человек вполне может потреблять и более 75 кг мяса в год, если оно будет доступным, — комментирует эксперт. — Например, с 2005 года уровень потребления увеличился на 15 кг/чел., и прибавить еще теоретически реально». Однако с учетом прогнозов социально-экономического развития страны взрывного увеличения доходов в ближайшее время все-таки ждать не приходится, хотя в пользу некоторого увеличения потребления говорит снижение цен на мясо. Это произошло на фоне насыщения рынка, ограниченного платежеспособного спроса и незначительного вывоза.

Правда, стоит учитывать и то, что предложение в ближайшие годы существенно не вырастет, продолжает Хотько: рост производства в сельхозорганизациях будет замещать выпадающие объемы ЛПХ и неэффективных предприятий, которые продолжат уходить с рынка, также станет снижаться импорт и будет увеличиваться экспорт. В итоге потребление, вероятно, все-таки стабилизируется на уровне 73 кг/чел.

До физического «потолка» потребления все еще довольно далеко, уверен руководитель Департамента стратегического маркетинга «Черкизово» Андрей Дальнов. Любые форс-мажорные факторы, негативно влияющие на рост производства, ведут к дефициту продукции и всплескам оптовых цен. В летний период жаркая погода привела к снижению производства свинины и птицы в ряде регионов. Часть производителей не справилась с ростом издержек и долговой нагрузкой. Для свиноводов дополнительные сложности возникли из-за распространения АЧС. «Все это привело к тому, что в августе предложение мяса несколько снизилось к прошлому году. Сейчас ситуация выправляется, но вполне вероятен сценарий, при котором рынок войдет в новый год с более высокими ценами, чем в 2015-м», — рассуждает он.

Тем не менее «Черкизово» ожидает, что объем рынка свинины в этом году вырастет на 8%, птицы — на 3%, а по говядине прекратится сокращение. Положительная динамика достигнута за счет замещения ушедшего в предыдущие два года импорта собственным производством. «Рост потребления в кризис — это не слишком логично на первый взгляд, но если сопоставить динамику цен на мясо и прочие продукты питания в последние годы, то все становится на свои места, — поясняет Дальнов. — Мясо выиграло конкурентную борьбу за место в потребительской корзине». С выходом из кризиса можно ожидать продолжения роста потребления за счет роста эффективности производственно-сбытовой цепочки и стабилизации розничных цен. Холдинг рассчитывает, что доходы населения начнут восстанавливаться в следующем году, как прогнозирует правительство и инвестиционные банки.

«Руспродсоюз» также прогнозирует небольшое увеличение продаж мяса, за исключением говядины, уже в этом году. «Медленными темпами будет расти потребление индейки, хотя доля ее продаж в общем объеме мясной продукции останется в пределах всего 2−3%, за счет расширения предложения и повышения внимания к этому относительно новому для нашей страны продукту», — добавляет Востриков. А вот в сегменте колбасных изделий продолжится падение.

Если говорить о структуре потребления разных видов мяса, то по сравнению с 2015 годом в этом изменения будут незначительными: 20% придется на говядину, 33% — на свинину, 45% — на птицу и 2% на прочее, перечисляет Хотько: доля говядины уменьшилась на 1%, птицы — столько же прибавила. Однако если сопоставить показатели с 2013 годом, то разница будет более заметной. Тогда в общем объеме потребляемого мяса на говядину приходилось 24%, на свинину — 35%, на птицу — 39%. Такую переориентацию на мясо птицы эксперт объясняет не только более низкой ценой на нее, но и уменьшением поставок и удорожанием импортного красного мяса — на этом фоне многие переработчики изменили рецептуры и стали использовать птицу.

Динамика реализации продукции из мяса птицы у группы «Продо» повторяет рыночный тренд, говорит директор по продажам компании Дмитрий Судариков. «Пусть и с некоторыми колебаниями в зависимости от конъюнктуры рынка, мы наблюдаем стабильный рост спроса, в том числе на полуфабрикаты и колбасы из мяса птицы, — комментирует он. — Такие изменения закономерны на фоне кризисных явлений и падения реальных доходов населения: цена на бройлера достаточно низкая относительно других видов мяса, в частности благодаря значительному увеличению его производства в стране».

Поскольку ситуация на рынке меняется, компания также корректирует подход к управлению продажами и брендами в различных регионах. По словам Сударикова, рост продаж связан с увеличением доли на рынке, расширением географии поставок продукции, работой с потребителем через промоакции. Основными трендами развития мясного сектора он считает увеличение доли современной торговли и дискаунтеров, развитие собственных торговых марок сетей (за счет низкой цены их выбирают уже свыше 70% покупателей), а также рост доли продаж по промоакциям. При этом потребитель сейчас, как никогда раньше, крайне болезненно реагирует на изменение вкусовых характеристик продукта и готов отказаться от предпочтений и любимых брендов, если почувствует, что продукт изменился. «Поэтому мы не можем снижать цену конечного продукта за счет изменения его рецептур и вкусовых характеристик, чтобы уменьшить затраты и себестоимость», — добавляет Судариков.

Хлебные продукты, сахар, растительное масло, яйца были и будут традиционными составляющими потребительской корзины, уверен Востриков. Так как для резкого увеличения численности населения нет предпосылок, то и для существенного роста розничных продаж в этих категориях также нет причин, а точками роста для производителей могут стать расширение экспортных и B2B-поставок.

Потребление растительного масла в России достаточно стабильно и в прошедшие пять лет, согласно Росстату, варьировалось в диапазоне 13,5−13,8 кг/чел. ИКАР оценивает показатели по итогам сезона, а не календарного года, но, очевидно, данные статведомства недалеки от истины, комментирует Даниил Хотько. «В последние годы потолок потребления и платежеспособного спроса — 2−2,2 млн т в год на всю страну, и этот показатель в целом не меняется», — говорит он. В этом сезоне объем производства масла будет выше прошлогоднего (4,2−4,3 млн т), и это либо приведет к снижению цен, что теоретически может мотивировать увеличение потребления, либо — к бурному росту экспорта.

Потребление сахара в этом году ИКАР прогнозирует на уровне 5,83 млн т, что примерно на 100 тыс. т больше показателя прошлого года, однако среднедушевое потребление вряд ли существенно вырастет, и рынок может оказаться перенасыщенным, если не возрастет экспорт (подробнее на стр. 12).

Объем рынка яйца в этом году Росптицесоюз оценивает на уровне 43,3 млрд штук, из них около 900 млн — экспорт, 200 млн — импорт преимущественно из Белоруссии. Производство яйца на душу населения достигнет 295 шт., то есть возможности для роста потребления есть, особенно учитывая незначительное удорожание в этом сегменте (на 2,8% в январе-сентябре к аналогичному периоду 2015-го). Однако, по данным Росстата, в 2013—2015 годах спрос на яйца не менялся и был на уровне 269 шт./чел. Перспективы развития отрасли за переработкой, в том числе глубокой, уверен президент Росптицесоюза Владимир Фисинин. В долгосрочной перспективе нужно развивать экстракцию лизоцима (антибактериальный агент белковой природы) и лецитина из яйца, а также наращивать экспорт продукции переработки.

В этом году «Руспродсоюз» прогнозирует сокращение продаж всех гарнирных категорий (овощные консервы, сложные закуски), так как бюджет населения перераспределяется в базовые продукты, поэтому стоит ожидать дальнейшего роста потребления картофеля и макаронных изделий. Также повышается спрос на крупы. Люди с низким доходом все больше голосуют рублем, поэтому растут продажи продукции эконом-сегмента, рассказывает коммерческий директор «АФГ Националь» Борис Шабанов. Если раньше эта категория потребителей могла себе позволить покупать продукцию среднего ценового сегмента, то сейчас скорее нет. В 2016 году продажи круп торговых марок эконом-сегмента у компании выросли на 50% в денежном выражении, оценивает он.

При этом потребитель среднего сегмента стал более разборчив, тщательнее изучает этикетку и смотрит на соотношение цена/качество. Продажи традиционных круп (гречка, пшено) среднего ценового сегмента под брендом «Националь» находятся примерно на уровне прошлого года. Кроме того, Шабанов отмечает, что в стране повышается потребление нетрадиционных круп: булгура, кус-куса, маша, чечевицы и др. «За счет расширения ассортимента и сегментации продукции общие продажи торговой марки «Националь» за этот год выросли на 32%, — говорил он в середине октября. — Объемы реализации продукции эконом-сегмента растут быстрее, чем среднего, но в нынешних экономических условиях мы относимся к этому спокойно».

Хотя в целом крупы — достаточно стабильная категория, здесь есть возможности для роста за счет вытеснения импорта. Например, холдинг, развивая селекцию собственных сортов риса, постепенно замещает зарубежный, объем ввоза которого составляет около 200−250 тыс. т в год. «Мы двигаемся путем, выбранным три года назад: делаем ставку на развитие собственной сырьевой базы (более 50% продукции выращиваем сами), замещение импорта и детальную сегментацию рынка — каждому потребителю необходимо дать нужный ему продукт», — комментирует Шабанов.

В целом структура потребления продуктов питания меняется очень медленно, и в ретроспективе трех-пяти лет разница может быть незначительной. Если же, например, сравнивать общий объем потребления продовольствия в 2015 году с 2003-м, то прирост был на уровне 107,6 кг на душу населения, подсчитывает Разумова. Основу этого увеличения составляют овощи (+27 кг), яйца (+23 шт.), фрукты и ягоды (+22 кг), а также мясо (+21 кг). «Сахар, растительное масло, картофель и хлебные продукты в сумме выросли только на 6,6 кг, поэтому при условии, что не произойдет катастрофического снижения доходов, кардинальный рост потребления в этих сегментах маловероятен», — делает вывод она.

Поскольку пищевая промышленность, использующая растительное масло, вряд ли может быть драйвером потребления, Даниил Хотько тоже не видит точек роста для отрасли на внутреннем рынке: здесь, очевидно, уже достигнут порог. «Этот рынок давно экспортный, излишки вывозятся, и производителям не нужно снижать цены внутри страны, чтобы реализовать продукцию, — поясняет он. — При этом мировое потребление повышается из года в год, поэтому есть возможности наращивать поставки». А вот в мясном секторе задача номер один для производителей — развитие экспорта для балансировки рынка, акцентирует эксперт. «Иначе, если рынок растет, а потребление — нет, выход один — снижать цены и уходить неэффективным игрокам», — подчеркивает он.

С точки зрения наращивания внутреннего производства без экспортной составляющей наиболее перспективными выглядят овощи, фрукты и ягоды, считает Разумова. Тем более что нынешний уровень их потребления — 111 кг овощей и 61 кг фруктов в 2015 году — заметно ниже рациональных норм, утвержденных Минздравом (140 кг и 100 кг). Морев также видит хорошие перспективы для расширения их выращивания, однако еще есть возможности для роста потребления — а значит, и производства — свинины, бройлера и индейки. Хотя наиболее комфортно себя будут чувствовать сектора агробизнеса, связанные с экспортом, добавляет он. Объем потребления мяса птицы и свинины будет увеличиваться, например, уже в этом году по последней показатель может прибавить 1,5 кг/чел., прогнозирует Дарья Снитко. Потребление молока и молочной продукции, а также несезонных овощей и фруктов должно расти по мере повышения их экономической доступности для населения, продолжает она. Этому способствует рост производства внутри страны, который уже начался и продолжится в среднесрочной перспективе.

На фоне сокращения реальных располагаемых доходов в этом году можно ожидать большего потребления бройлера, индейки — в качестве субститута свинины, а также овощей благодаря хорошим оценкам сбора как «борщевого набора», так и тепличной продукции. Также этому будет способствовать создание систем хранения и логистических комплексов, считает Михалева. А вот потребление социально значимых товаров (яйца, молоко, хлеб, картофель), по ее мнению, останется на прежнем уровне. Правда, урожай картофеля в этом году будет ниже, чем в 2015-м, кроме того, из-за плохой погоды может снизиться качество продукции. Эта же проблема актуальна для овощей открытого грунта, поэтому предложение на рынке может оказаться ниже прошлогоднего, что повлияет на цены и спрос.

Значительный урожай зерновых в этом году как в России, так и в мире, вероятно, приведет к падению стоимости кормов, а значит — удешевлению производства мяса. «Однако российские цены в значительной мере определяются динамикой национальной валюты, — напоминает Строкин. — В последнее время мы видим укрепление курса рубля, что улучшает доходность производителей мяса и, возможно, приведет к некоторому снижению стоимости конечной продукции в высококонкурентных сегментах, таких как производство бройлера». Еще одним эффектом укрепления рубля станет удешевление импорта разрешенных продуктов питания, что также способно положительно отразиться на стоимости товаров на полке, а значит — и на спросе. Ценовое давление импорта в совокупности с увеличением доходности производителей продуктов питания, ориентированных на внутренний рынок, может привести к негативной продовольственной инфляции в ближайшие месяцы, прогнозирует эксперт. Правда, нестабильность российской экономики и зависимость от конъюнктуры нефтяного рынка могут прервать наметившийся положительный тренд.

Тренды в потреблении будут формировать общая экономическая ситуация и стиль жизни населения, соглашается Востриков. Если общая ситуация стабилизируется, то для потребителя экономия уйдет на второй план, будет сделан акцент на качество, место происхождения товара. Будут набирать популярность продукты питания, не требующие много времени на приготовление, например мясные полуфабрикаты или готовые к употреблению продукты. За счет этого тренда в последние годы росло потребление овощных консервов, салатных смесей, готовых к употреблению мясных блюд, однако сейчас сокращение доходов населения привело к приостановке этих тенденций.

Долгое время в сельском хозяйстве превалировала идея замещения импорта: объемы производства можно было наращивать за счет вытеснения зарубежной продукции, в очень редких случаях — за счет развития новых сегментов (как в случае с мраморной говядиной). Но такая идея не может работать постоянно, и по мере вытеснения импорта, которое было ускорено девальвацией рубля в 2015 году, назревает необходимость искать новые идеи для роста, обращает внимание Дарья Снитко. Участники рынка уже сейчас активно прорабатывают стратегии экспорта сырьевых сельскохозяйственных товаров: это очень хорошо стабилизирует рынок, а также позволит расти бизнесу внутри страны. Однако, учитывая объем внутреннего рынка, вряд ли возможен сценарий поставок за рубеж основной части продукции сельского хозяйства. «Развитие потребления внутри страны сопряжено, конечно, не с ростом физического объема потребляемых продуктов питания в килограммах, а с увеличением стоимости потребления: расширением доли переработанной и упакованной продукции, функциональных и специальных продуктов питания», — уверена она. Развитие ассортимента пищевой промышленности станет следующим этапом развития агросектора России, делает вывод эксперт.

Михалева тоже думает, что потенциал развития рынков сводится к наращиванию мощностей по глубокой переработке, повышению эффективности производства и выращивания сырья. Это подтверждают, например, показатели объема переработки картофеля и производства продуктов с продолжительным периодом хранения (крахмал, хлопья, картофель фри и пр.) — около 580 тыс. т в 2015 году при валовом сборе в 33,6 млн т. Также точками роста являются повышение качества продукции и показателей ее выхода, снижение себестоимости. Сейчас отечественные производители с трудом могут конкурировать с зарубежными компаниями по качеству и себестоимости продукции, подчеркивает она.

http://www.agroinvestor.ru/analytics/article/24558-rossiya-saditsya-na-krupu-i-kartofel-pokupateli-vse-chashche-ekonomyat-na-prodovolstvii/full/ 

Файл: Файл не загружен

Данные по участникам Картофельного Союза

Общее количество используемых площадей (га)*: 132 736
Количество площадей на поливе (га)*: 16 016
Количество площадей под картофель*: 29 741
Количество площадей под овощи*: 6 582
Наличие хранилищ (тыс. тонн)*: 736
Камчатский край Камчатский край Чукотский АО Чукотский АО Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Республика Саха (Якутия) Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Сахалинская область Хабаровский край Хабаровский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Красноярский край Еврейская автономная область Приморский край Пермский край Амурская область Республика Бурятия Иркутская область Республика Тыва Магаданская область Республика Хакасия Республика Алтай Алтайский край Кемеровская область Новосибирская область Омская область Ямало-Ненецкий АО Ямало-Ненецкий АО Ямало-Ненецкий АО Ненецкий АО Ненецкий АО Ненецкий АО Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Архангельская область Ханты-Мансийский АО Республика Коми Тюменская область Курганская область Челябинская область Удмуртская Республика Свердловская область Республика Башкортостан Оренбургская область Томская область Мурманская область Ленинградская область Псковская область Новгородская область Республика Карелия Калининградская область Смоленская область Брянская область Орловская область Курская область Тверская область Московская область Ярославская область Калужская область Тульская область Липецкая область Рязанская область Ивановская область Костромская область Владимирская область Нижегородская область Кировская область Республика Марий Эл Республика Татарстан Самарская область Чувашская Республика Республика Мордовия Ульяновская область Пензенская область Саратовская область Тамбовская область Волгоградская область Воронежская область Белгородская область Ростовская область Республика Калмыкия Астраханская область Краснодарский край Республика Адыгея Ставропольский край Карачаево-Черкесcия Республика Кабардино-Балкария Республика Северная Осетия Республика Дагестан Чеченская Республика Республика Ингушетия Вологодская область Забайкальский край